Развитие,Ритуалы Развития способностей,Магические Ритуалы,Техники Развития - SensesLab

Развитие,Ритуалы Развития способностей,Магические Ритуалы,Техники Развития
SensesLab

Главная
Приветствую Вас, Гость · RSS
Основное Меню
Ссылки

 Звезда Магов 

 OrionTS.ru 



Друзья
 Козерог
 Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец КозерогВодолей
Рыбы

Козерог

Синтетический канал из ментального тела в каузальное

 

Зачастую морщины возникают не от старости, а вследствие горестных мыслей о её приближении.  

Для того, чтобы понять действие канала Козерога, нужно ясно представлять себе каузальное тело и поток, а это вовсе не просто, поскольку они имеют более тонкий характер, чем даже ментальные структуры и энергии — а что, казалось бы, может быть неуловимее мысли?

То, что мы считаем событием, есть на самом деле отражение в нашем сознании некоторого каузального движения или изменения, причем отражение, как правило, очень грубое и приблизительное; недаром сопоставление показаний свидетелей на суде — трудное и весьма неформальное занятие. О напряженности каузального потока можно судить по косвенным признакам, например, уровню внутренней занятости, внимания и ответственности, которых он требует от человека, а также сгущенности субъективного времени.

Средняя плотность каузального потока в значительной степени определяется национальной традицией.

Большинство русских считает, что любимая американская поговорка это: «Время — деньги», и действительно, плотность каузального потока (точнее, его социальной проекции) в мирное время у американцев существенно выше, чем у русских (в военное и кризисное, видимо, наоборот). Каузальное тело — самое высокое из трех, составляющих социальное, и потому люди, умеющие хорошо ориентироваться в каузальном потоке и управлять им, оказываются на ведущих постах управления обществом — это всевозможные начальники, банкиры, фабриканты, директора, министры, академики и президенты. Единица каузального потока в социальном преломлении это «дело»; таким образом, выражение «деловой человек» можно интерпретировать как «мастер социально-каузальных энергий».

Однако событие событию рознь; например, лунное затмение две-три тысячи лет назад (даже два-три века назад) было огромным событием — а кто в наше время кроме астрологов и астрономов, его замечает? Причин подобного прискорбного невнимания к окружающему нас Космосу, да и земной природе, множество, но одна из них имеет прямое отношение к теме этой главы. Она заключается в некоторой особенности менталитета нынешнего века, а именно, в абсолютизации принципа «объективности» как познания, так и существования в целом.

Однако коллектив, как известно, прав не всегда; точнее, его правда может оказаться эволюционно существенно ниже, чем правда отдельных его представителей. Демократизм эпохи Водолея, начиная уже с ХХI века, будет, видимо, резко отличаться от демократизма эпохи Рыб, особенно в понимании ХХ века — в сторону допущения гораздо большей свободы индивидуума и его права на собственную картину мира.

Один из основных догматов современной цивилизации заключается в том, что культурный человек должен смотреть на себя объективно, иначе он теряет самокритику и вообще становится асоциальным. Неприятность, однако, заключается в том, что возможности подобного «объективного» рассмотрения чрезвычайно бедны, его рамки узки, а язык описания абстрактен до полной расплывчатости — именно поэтому в целях самопознания гораздо лучше читать художественную литературу, нежели специальную: психологическую или, упаси Бог, философскую. Но непосредственный вред, происходящий от попыток «объективации» и неизбежно сопутствующей ей унификации мышления, то есть приучение его следованию отработанным социальным стереотипам, ощущается вовсе не на ментальном теле, а в первую очередь на каузальном.

Никто не станет спорить с тем, что жизнь в смысле последовательности событий у каждого человека своя, особенная: один, к примеру, состоит в генеральской должности со всеми вытекающими из нее приятными последствиями, другой — в унтер-офицерской, а третий и вовсе допризывник. Понятно, что столь разным каузальным потокам должны по идее соответствовать столь же сильно различающиеся ментальные потоки, но здесь общественное подсознание ставит существенные ограничения. В своем ментальном теле (говорит социальный эгрегор) человек свободен... слишком свободен, и, как мотоциклист на ухабе, может вылететь из седла, а посему лучше привязать его ремнями покрепче — если упадет, так уж с мотоциклом вместе, и тогда на скорой помощи прямиком в дом умалишенных.

Поэтому свое мышление, особенно обслуживающее каждодневные нужды, человек по большей части прячет даже от самого себя, не говоря об окружающих, поскольку оно гораздо больше напоминает шаманские фокусы, нежели логически безупречные цепочки рассуждений. «Мышление должно быть логичным и объективным», — аксиома ничуть не менее основополагающая, чем «здоровье есть наше главное достояние», — но в реальной жизни первое утверждение опровергается делом ничуть не реже, чем второе. Причины этого прискорбного обстоятельства заключаются, однако, вовсе не в низком качестве аристотелевой логики и «левополушарного» мышления в целом, а в малой эффективности, а временами и полной непригодности имеющихся в современной культуре ментальных средств, предназначенных для описания и формирования потока событий — именно поэтому для того, чтобы сделать хоть что-то реальное, современному человеку приходится прибегать к столь странным и умонепостигаемым способам мышления, которыми, не замечая того, естественно и беззаботно пользуется среднесоциальный индивид.

* * *

Трудность предсказания будущего лежит в природе вещей — каузальная материя и энергия очень тонки и деликатны, так что либо неощутимы и невидимы, либо настолько искажаются при наблюдении, что последнее теряет всякую информационную ценность. Управление каузальным потоком есть в первую очередь чрезвычайно тонкая ситуация, хотя сами по себе события, которых добивается человек, могут выглядеть в их ментальном отражении ясно и отчетливо, например: сдать экзамены, купить еду, соблазнить женщину, успеть на поезд. Однако общественное мнение, как осознаваемое, так и подсознательное, глубоко убеждено в том, что поток событий вполне управляем волей человека — если тот достаточно дисциплинирован, целеустремлен и не подвержен случайным страстям (и связям). При этом основная роль в управлении событиями отводится потоку Козерога в его самом примитивном понимании, а именно: сначала я тотально продумываю план своих действий, а затем события разворачиваются в соответствии с ним — а если они разворачиваются не совсем в соответствии, или совсем не в соответствии, или вовсе не разворачиваются, значит я не додумал, чего-то не учел или мне просто не повезло.

Подобный взгляд страдает несколькими существенными недостатками, из которых главнейший заключается в том, что действие канала Тельца на каузальный поток он игнорирует вовсе.

А между тем именно Телец транслирует в каузальное тело основные контуры каузальных программ, ибо первоисточник последних находится в буддхиальном теле, а вовсе не в ментальном! Плоды наших ментальных медитаций трансформируются Козерогом не в каузальные деревья, но увы и ах, лишь в почву, материал, из которого последние вырастают — а план, чертеж, если можно так выразиться, будущего каузального сюжета заключен в семени, приносимом в каузальное тело потоком Тельца.

Другими словами, происходящие с нами события связываются в единые цепочки как звенья программ, способствующих достижению наших жизненных ценностей (осознаваемых и нет), а вовсе не как программы достижения ментально формулируемых целей, и это нужно очень хорошо понимать, как ни обидно звучит сказанное для самолюбия человека мыслящего. Сложность, однако, заключается в том, что менталитет современной культуры плохо различает буддхиальное и ментальное тела, а они даже не соседние! Но мудрость между тем вовсе не является разновидностью ума, а ценность совсем не то же самое, что высокая оценка. Однако тела, идущие в естественном порядке, так сказать, через одно (в данном случае ментальное и буддхиальное) связаны друг с другом достаточно тесно — в частности, благодаря тому, что они одновременно синтетичны или аналитичны — и потому трансляции из одного в другое часто ощущаются человеком как идущие без остановки на промежуточном теле (в данном случае — каузальном). Иногда, действительно, случаются и такие трансляции, представляющие собой чудо 1 ранга, но гораздо чаще человек просто не замечает реакции промежуточного тела и его специфической медитации, и тогда ему кажется, например, что итоги его размышлений непосредственно становятся жизненными позициями или ценностями, а последние с легкостью осмысляются. Однако чаще бывает по-другому, гораздо медленнее, но зато и надежнее: плоды раздумий становятся почвой, на которой идут события, и когда завершаются их определенные линии, созревают плоды, становящиеся фундаментом экзистенциальной картины мира в целом; и наоборот, жизненные ценности вызывают к жизни цепочки событий, осмысляя тупики и остановки которых, человек получает некоторое хотя и косвенное, но зато истинное представление о своих по большей части подсознательных установках, ценностях и акцентах. Аналогичное недоразумение, кстати говоря, имеется при анализе связей между астральным и каузальным телами: человеку кажется, что его эмоции непосредственно создают в нем импульс к действию, поступку, а события вызывают прямой эмоциональный отклик. Это, однако, чаще всего не так: в обоих случаях в промежутке возникает ментальная медитация, существенно влияющая на характер обеих трансляций.

Однако если астральное и каузальное тела различит в себе любой человек, то разница между ментальным и буддхиальным не так бросается в глаза, а если считать буддхиальное тело частью ментального, то поток Тельца становится частью козерожьего и возникает иллюзия полного подчинения каузального потока Козерогу, то есть вырисовывается общепринятая в настоящее время картина ментального управления событиями, причем не только на уровне личности, но и целых коллективов и народов: «дайте нам просвященного монарха, который сформирует хорошее правительство, которое примет умные меры — и все мы, как один человек, немедленно и пышно процветем, заблагоденствуем и даже обратимся в истинную веру.»

В действительности, однако, все происходит не так гладко: ментальный план, безусловно, важен, так как создает определенную почву, на которой происходят события — но их вид определяется все-таки движением экзистенциальных ценностей, т.е. сменой акцентов буддхиальной энергетики, как-то увидеть или угадать которые дано немногим. Однако люди, которые ясно чувствуют, что поток событий управляется не только ментально (и, конечно, собственными законами развития каузального тела), склонны приписывать это дополнительное, или, точнее, основное управление не буддхиальному, а атманическому телу, т.е. Богу, року, некоторой непостижимой и неуправляемой судьбе и т.п. Здесь мы опять наблюдаем пропуск промежуточного (буддхиального) тела между атманическим и каузальным, что ведет к необоснованному фатализму. На первый взгляд, да и по структуре и субъективному восприятию, атманическое тело ближе к каузальному, чем буддхиальное: и атманическое, и каузальное синтетичны; если же у меня есть одни (главный!) идеал, или Бог, то Он должен и определять течение моей жизни — разумеется, всей жизни, т.е. всех событий, иначе как же быть с его вездесущностью, или, соответственно, всесторонностью идеала? В действительности, однако, прямые трансляции из атманического тела в каузальное редки, и как правило достижение идеала формирует текущие ценности, которые затем все вместе синтезируются в единый поток событий.

Таким образом, ментально-волюнтаристский подход к событиям связан с отождествлением буддхиального тела с частью ментального и, соответственно, рассмотрением канала Тельца как части Козерога, а фаталистический подход делает буддхиальное тело частью атманического, в результате чего каналы Овна и Тельца как бы склеиваются в один (овновского звучания), а Козерог попросту игнорируется.

* * *

Как же субъективно переживается действие Козерога? Прежде всего, следует различать осознаваемые и неосознаваемые плоды ментальных медитаций — вторых гораздо больше и они часто важнее первых. Например, у горнолыжника, спускающегося с крутой ухабистой горы, идет интенсивнейшая ментальная медитация, координирующая движения его физического тела с информацией, получаемой через глаза и ноги, но его сознанием рефлексируется лишь незначительная часть происходящего в ментальном теле; еще более тонкие процессы происходят при обычном пищеварении, в котором ментальное тело принимает активное регулирующее участие. И все эти ментальные медитации несут с помощью Козерога свои плоды в каузальное тело, становясь его почвой. Хорошая богатая каузальная почва дает человеку ощущение прилива энергии, которая тратится на интенсивное проживание потока событий или управление им. Особенно остро общий уровень каузальной энергетики ощущается в социальных ситуациях: люди с сильным каузальным телом притягивают внимание окружающих, словно магниты, а слабая фундаментальная каузальная энергетика дает человеку ощущение своей никому не нужности, никчемности и неуместности. Образы Красивой Женщины, Значительного или Ответственного Лица, содержательного Человека, Влиятельного Критика и многие другие создаются на основе достаточно мощной каузальной «подстилки», на которой остается лишь вырастить соответствующую форму.

Секрет правильного поведения в каузальном потоке в очень большой степени заключается в том, чтобы не программировать желаемые события слишком точно — все равно это или не получается, или требует такой перегрузки каузального тела, что оно потом долго приходит в себя и восстанавливает равновесие, а форсированные успех или свершения оказываются совершенно не нужными. Вообще события как таковые, т.е. их внешняя форма, определяются экзистенциальными ценностями человека, помогая ему в их достижении, а плоды ментальных усилий призваны подготовить почву для созревания событий — но и это, конечно, немало. Важно, однако, понимать, что при козерожьей трансформации происходит структурная деформация и колоссальное обезличивание даже самых лучших плодов наших раздумий, как это ни обидно или огорчительно — но в то же время указанное обстоятельство избавляет человека, начиная с третьего уровня проработки Козерога, от массы мучительных и ненужных ментальных усилий.

Чтобы лучше понять дурную парадоксальность и ущербность современной культуры, стоит задуматься по такому поводу: почему одни тонкие тела описываются почти исключительно в их проявлениях во внешней жизни человека, а другие, наоборот, только во внутренней? Существующие языки описания эмоций и мыслей имеют чисто интроспективный характер, а событийный поток, наоборот, описывается (кроме как поэтами) почти только с точки зрения внешнего мира. Поэтому действие потока Козерога воспринимается как некоторая мистификация, хотя он ничуть не менее реален, чем все прочие зодиакальные потоки. Но, действительно, как может моя ментальная медитация, то есть фрагмент внутренней жизни, повлиять на мой каузальный поток, т.е. внешние жизненные события? Если читатель находится на столь высоком эволюционном уровне, что ясно видит прямые связи между внутренним и внешним миром человека, то этот вопрос его не смутит, но вряд ли ему окажется нужна и эта книга; если же указанные связи ему неочевидны, то понять действие Козерога становится не так легко.

Поэтому автор должен напомнить, что концепция каузального тела и потока событий в первую очередь имеют субъективный характер, т.е. событием считается то, что (сознательно или нет) воспринимается как таковое самим человеком. Поэтому уровень фундаментальной каузальной энергетики и богатство каузальной почвы показывают в первую очередь на внутреннюю готовность и способность человека воспринимать события и управлять их течением — и как раз эту готовность и способность формирует поток Козерога. И уж что вырастет на сухой или, наоборот, хорошо унавоженной каузальной почве, зависит от семян, поставляемых Тельцом.

Здесь автор ощущает необходимость сделать небольшое отступление и дать некоторые иллюстрации к понятию внутреннего события. Что такое внешнее событие, понимает каждый. Вот, скажем, проснулся, разомкнул свои вежды — это уже событие, иногда хорошее, а иногда, если настроение ниже нуля и день сулит неприятности, плохое, и даже очень. Но что же есть событие внутреннее? Писатели, эти инженеры человеческих душ, балуют нас описаниями такого рода: «Она смутно чувствовала, что внутри нее происходит что-то очень важное и значительное, но понять себя не могла.» Конечно, не могла, раз сам писатель не мог — а если бы мог, то непременно бы написал, не скрыл от благодарного читателя.

Внутреннее событие это то, что происходит во внутреннем мире человека, и не нужно думать, что внутренний мир это роскошь и сугубое достояние особо творческих или художественно одаренных натур — он есть у каждого человека, но не каждый об этом задумывается — столь велика сила стереотипов общественного подсознания, с удивительным постоянством и неуклонностью объективирующих наше восприятие мира и самих себя, создавая человеку совершенно искаженную картину и внешней, и внутренней реальности.

Исходная позиция, которую необходимо усвоить любому человеку, стремящемуся изучить свой организм и понять себя, заключается в том, что он живет не во внешнем, а в первую очередь во внутреннем мире, который совсем не похож на «объективный». Вот некоторые примеры.

Является ли Пушкин (Шекспир, Данте) великим поэтом? Не спешите с ответом; лучше подумайте, сколько его стихотворных строк вы знаете наизусть и давно ли вы в последний раз перечитывали — тогда у вас сложится представление о величии или более скромном положении классика в вашей внутренней реальности. Кто крупнее как мыслитель? Артур Шопенгауэр или ваша видавшая виды соседка? опять-таки не торопитесь отвечать, но вспомните, чьими советами и афоризмами вы пользуетесь чаще.

Однако, Бог с ними, великими. Посмотрим поближе: что остается у нас в памяти после увиденного кинофильма и, главное, как оно участвует в нашей последующей жизни? Работа, на которую режиссер и его команда могли потратить год жизни, не может быть воспринята за два часа, и уж совсем не сводится к тем, прямо скажем, жалким крохам воспоминаний о фильме, которые останутся у человека через год после просмотра, так что фильм «вообще» или «сам по себе», или «объективно» совсем не то же самое, что он как факт моей внутренней жизни.

Еще более простой и поучительный пример — жилище. Как выглядит моя комната в моем внутреннем мире? Очень своеобразно, но в одном можно быть совершенно уверенным: абсолютно непохоже на свою цветную фотографию. И дело здесь даже не в том, что я не художник и не помню всех геометрических форм, цветовых оттенков и переливов, теней, полутонов и бликов, из которых, собственно, и состоит фото. Главное заключается в том, что предметы, находящиеся в комнате, воспринимаются мной совершенно по-разному, в зависимости от их роли в моей внутренней жизни: один помогает мне жить, другой отчетливо мешает, третий ставит проблему, от которой некуда деваться, четвертый меня любит, но порядком надоел, пятого люблю я, но он не отвечает мне взаимностью — вот истинные краски предметов моего обиталища как части моего внутреннего мира, а вовсе не желто-коричневый и охряный, или острый-тупой-гладкий-пушистый, хотя тактильные и обонятельные ощущения часто более интимно-личные, нежели цветовые. В моем внутреннем мире нет ни рисунка обоев, ни формы грампластинок, ни внешнего вида проигрывателя — только две кнопки, тонарм и три клавиши плюс способность воспроизвести звуки из стандартного набора, который пополняется в музыкальном магазине. Как этот магазин точно называется, я точно не знаю, и меня это не волнует, но я помню как к нему идти, точнее, три главных поворота и роскошное дерево напротив входа (какой породы, не имею понятия).

Еще более странно и причудливо выглядят во внутреннем мире знакомые и родственники человека. Очертания лиц и фигур местами совершенно размыты, а местами очень четки и столь же мертвенны — неподвижные жесткие маски с очень малыми допустимыми вариациями в своих выражениях. Если же переходить к тонким телам, то их образы во внутреннем мире часто абсолютно примитивны и исчерпываются ходовыми клише: «задохлик», «неврастеник», «хитрец», «ловкач» и т.п.; буддхиальное тело представлено характеристиками типа: «порядочный», «надежный», «подлый» и т.п. Конечно, эти образы с трудом выражаются в словах и в самом деле несколько шире, чем описаны выше, но все равно, как правило, бедны и схематичны.

Однако это не все: во-первых, во внутреннем мире есть субъективная окраска, иногда очень причудливая, всех таких «объективно» существующих явлений, как жилище или родственники, во-вторых, там есть самостоятельные объекты, не имеющие прототипов во внешнем мире, а в-третьих, и это очень важно, во внутреннем мире имеется обширная система связей (логических и ассоциативных) между его элементами, и именно богатство, разветвленность и сила этих связей в очень большой степени определяют каузальный уровень энергетики человека.

Теперь становится более понятным, что же такое внутреннее событие: это изменение внутреннего мира, например, появление в нем новых объектов или исчезновение старых, смена акцентировки (внутреннего освещения) отдельных его областей, перестройка системы связей и т.д.

Путь от «объективного» события, т.е. некоторой перемены во внешнем мире и его обстоятельствах, ко внутреннему событию, т.е. к перемене во внутреннем мире, очень длинен и содержит очень много фильтров, различными образами искажающих и затемняющих информационно-энергетический поток, идущий к человеку извне. Случайно увиденная катастрофа остается внутри в виде легкого эмоционального дисбаланса и быстро стабилизируется; страшные события детективных романов воспринимаются как легкое и увлекательное развлечение, и т.д. Однако чем выше эволюционный уровень человека и шире его сознание, тем более тонко он реагирует на внешний мир, отзываясь на такие его события, которые происходят незамеченными людьми, стоящими на эволюционной лестнице несколько ниже. В ходе эволюционного развития трансформируется также и само понятие события — как внешнего, так и внутреннего, но это уже другая тема. Насколько внешнее событие становится внутренним, можно судить по очень простому признаку — в какой мере и каких подробностях оно запоминается. Но почему получается так, что одни факты и события человек запоминает сразу и навсегда, а другие, сколько не повторяются, все равно тут же вытираются из памяти, не оставляя никаких следов во внутреннем мире? Это в большой мере зависит от специфики каузальной почвы в том месте, где пытается вырасти тельцовское семя или приняться занесенное ветром из каузального плана ментальное растеньице, кустик, былинка или даже готовое деревце с корнями если почва богата и соответствует растению, оно примется и пойдет в рост, если нет — быстро засохнет и отправится каналом Близнецов в ментальное тело. Поэтому напрашивается вывод: готовьте заранее почву, если хотите добиться хорошего произрастания и плодоношения на ваших каузальных угодьях. Как это делается? Вот некоторые типичные примеры.

 

Судебный процесс.

Для того, чтобы установит социальную истину и вынести справедливый приговор — событие в жизни не только обвиняемого, но и судьи, адвоката, прокурора и присяжных — нужно подготовить некоторую почву, которая создается Козерогом судебного эгрегора на основе плодов ментальных медитаций свидетелей, истца, обвиняемого, адвоката, прокурора и присяжных; роль судьи по идее заключается в том, чтобы контролировать чистоту канала Козерога и старательно выращивать вырастающее на каузальном плане дерево взвешенного беспристрастного решения.

 

Изучение иностранного языка.

Запоминание и усвоение каждого нового слова, оборота, синтаксической конструкции и даже просто звуков чужого языка есть некоторое событие во внутренней жизни, и оно должно быть подготовлено, т.е. может произойти лишь при условии приложения определенных усилий, ложащихся на адекватную им почву. Каковы эти усилия, хорошо известно каждому человеку, пытавшемуся учить язык, но мало кто понимает, насколько здесь важна каузальная почва — именно от ее качества зависит эффективность изучения, то есть результат на единицу усилий. Субъективно хорошая почва ощущается как живой интерес к языку, любовь к его словам и образам, энтузиазм, помогающий выстраивать слова в предложения и заставляющий человека рыться в словарях и даже просто читать их на досуге. Частично этот энтузиазм дается потоком Тельца, если у человека изучение языка стоит как особо важная ценность, но это, что называется, общий энтузиазм, а конкретные нежные или восторженные чувства по отношению к материалу обучения обусловлены именно хорошей каузальной подстилкой, задаваемой потоком Козерога из плодов интенсивных ментальных медитаций, посвященных изучаемому языку. Автор имеет в виду не пустые мечтания типа: «Как мне будет хорошо, когда я наконец его выучу», а конкретные размышления, анализ, проведение ассоциативных цепочек на материале уже изученных слов, выражений, синтаксиса и т.д. Если их правильно проводить, то у человека само по себе возникает сильное желание прочитать новый текст, выучить из него слова, освоить новую конструкцию и т.п.- это значит, что почва для каузальной медитации по освоению следующего фрагмента языка готова.

 

Административное руководство.

У руководителя института, директора завода, министра, президента для принятия каждого решения должна пройти некоторая каузальная медитация; как говорят чиновники, бумага должна «вылежаться», т.е. сразу давать ей ход, немедленно подписав, нельзя, и дело здесь не только в паразитической природе бюрократического аппарата, но в какой-то мере и в устройстве мира вообще: событие (в данном случае — указ, предписание, распоряжение и т.д.) должно некоторое время расти, перед тем как окончательно созреть и оформиться. А для хорошего прозябания и роста нужна соответствующая почва — и ее в изобилии (или скудно) поставляет канал Козерога на основе мнений, резюме и кратких докладов референтов, советников, помощников и консультантов. Хороший начальник внимательно следит за каузальным телом эгрегора своей организации и вовремя обновляет свою команду помощников-консультантов, но ответственные решения принимает сам, аккуратно проращивая на подготовленной их ментальными усилиями каузальной почве семена, бросаемые в нее вышестоящим начальником на очередном ответственном совещании.

Во всех описанных примерах бросается в глаза одно общее обстоятельство: ментальная подготовка никогда не определяет вид будущих событий, хотя сильно влияет на их характер, например, референт в точности не знает, какое решение примет начальство, хотя свое влияние на него, конечно, замечает; поэтому прямое ментальное программирование событий так часто проваливается, в то время как методичная подготовка некоторого общего стиля или характера их протекания, как правило, увенчивается успехом — по крайней мере, при соответствующей проработке канала Козерога, каковая тема становится предметом ближайшего обсуждения.


Голосуй за то что тебе нравится!
Нравится


SensesLab © 2017
Реклама
Посетители